Gevel
Mercs never die. They just go to Hell and regroup.
А когда вы в последний раз просто лежали на траве или и ничего не делали? Просто смотрели на облака? Когда вы в последний раз выходили в одиночку на улицу и повиновались своим ногам, несущим вас серую неизвестность города? Когда останавливались у витрины что бы полчаса смотреть на понравившуюся вещь? Когда вы в последний раз находили на улице деньги? Когда вы в последний раз выуживали кошелек из кармана облегающих брюк, одетого, как вьетнамская шлюха, гламурного урода? Когда в последний раз кидались камнями в строй людей в черном со щитами? Когда вы в последний раз отрубались в сортире ночного клуба с таблеткой на языке, порошком под носом, сигаретой в зубах и такой же обдолбанной девкой на хуе? Когда вы в последний раз падали с моста в воду в последний момент понимая, что жизнь еще не кончена? Когда вы в последний раз убивали? Вот именно. У вас нет времени даже на это. А ведь это и значит жить в нашем городе полноценной жизнью.

Я несколько часов подряд стою под душем. Бесполезно. Вся грязь, все то дерьмо, в которое я окунался, навеки застряло у меня под ногтями. Я сгрызаю их. Беспощадно, до упора, но вижу всю эту кучу навоза в собственных покрасневших глазах. Мокрый, я сажусь на унитаз. Достаю из валяющихся на полу джинс пачку никотиновых игл. Достаю две сигареты. Одну в зубы, одну за ухо. Закуриваю.От мыслей о собственной ничтожности меня отвлекает зов. Нет. это не телефон. Это город зовет меня гудками поездов, визгом резины, ударами басов в клубах и машинах, зовет меня своими огнями, оранжевыми и багровыми как африканский закат. Кусок пепла падает мне на ногу. Я стряхиваю его, возвращаясь в реальность. в 2 затяжки докуриваю сигарету, от бычка прикуриваю вторую, Через минуту выхожу из ванны одетый. Без лишних действий надеваю черные мокасины, черные очки, плащ и выхожу на улицу. Свежий воздух меня не беспокоит. для меня он все равно будет пахнуть никотином. Я готов продолжить свои бесконечные вылазки в ночь. В гущу цветов и красок. В место где любой запах отдает дерьмом и кровью. Где в любых глазах есть прищур и закулисье. Идите на хуй. Я не боюсь. Страх мешает нам делать то, что нам действительно стоит делать. А я буду делать то, что велит мне мой подбитый, прокуренный, пропитый и обдолбанный, пассивно-агрессивный, импульсивный мозг.

И мне это понравиться.

За сим пока откланиваюсь. Gevel.